Евгения Буравлева. Живопись

Евгения Буравлева. Живопись

Кликните для увеличения

 

 В рамках Московской недели искусств

   Евгения Буравлева начала участвовать в выставках галереи «Ковчег» в 2006, за два года до завершения учебы в Суриковском институте у Павла Никонова. В плодотворном 2006-м, помимо учебы в академическом вузе, позади были годы в художественном училище родного города Вятки, впереди – стажировка в Университете искусств Берлина. 

   Впоследствии германские впечатления оказались чрезвычайно полезны: уже по возвращении на родину Евгенией была написана обстоятельная серия пейзажей, выстроенных на соотнесении обобщенных архитектурных объемов и эмоционально преломленном цвете. Безлюдность городских пространств нисколько не кажется алогичной: перед зрителями скорее образ, чем документальный портрет магаполиса, впечатление художника-колориста, а не туристический отчет про то, что «там так было». Доказательства убедительности и правоты автора кураторы «Ковчега» не раз получали на стендах международных ярмарок в Швейцарии и Германии: зрители, неплохо знакомые с европейской топографией, часто останавливаются перед вроде бы условными холстами Евгении Буравлевой, безошибочно узнавая изображенное место. Пятна и линии, «порожденные» архитектурой, в этих работах создают конструктивный каркас пейзажа. Они – тектонически необходимые элементы. Здания в парижских работах, написанных примерно в то же время и вскоре после берлинской серии, ведут себя несколько по-другому. Они зачастую становятся главными персонажами: Самаритен, Консьержери, Нотр-Дам почти портретны. 

   Следующий «бросок на Запад» был предпринят в направлении Лондона. В создании образа британской столицы Евгения несколько меняет подход: ее увлекает забота о поверхности холста, утонченность колорита, появление нарочито тщательного рисунка наряду с живописным раскрепощением. Кажется, что краска в ряде случаев ведет себя почти спонтанно. Архитектурные каркасы и монолиты Берлина уступают место атмосферным, световым эффектам столицы Британии. 

   Наконец, Москва. Город, куда Евгении неизменно приходится возвращаться то из туманного олигархического Лондона, то из родимого Кирова-Вятки. Москва заснеженная и летняя, утренняя и ночная – самые разные образы города найдутся в отвернутых к стене стопках холстов. Бывает, один и тот же пейзаж способен привлечь внимание живописца в своих разных состояниях, но схожесть мотива не смущает художника. В конце-то концов, важен не предмет изображения, а что думает об этом предмете автор.

 

  Devil for Soviet Russia
 
Symbol