«10 лет и 17 зим»

«10 лет и 17 зим»

Кликните для увеличения

 


Петр Митурич и Вера Хлебникова

   …С приездом Веры Хлебниковой в Москву к Петру Митуричу и началом их семейной жизни сложилась система: зима – для заработков, лето – для работы. Условия московской жизни двух художников в тридцатиметровой комнате на девятом этаже были крайне трудны – ни лифта, ни кухни. Прямо в комнате кран с холодной водой и газовая плита, из которой тянет газом. Зимой температура опускается до +10.

   Преподавание во ВХУТЕИНе (ВХУТЕМАСе) отнимало у Петра Васильевича много сил, однако лишившись этой работы, он лишился и весьма скромного, но стабильного заработка. На продажу работ, как и на редкие музейные закупки, рассчитывать было нельзя еще и потому, что ни Петр, ни Вера не могли поступиться свободой своего пути, не писали и не рисовали «на заказ» станковые работы. К этому же Митурич призывал и своих учеников. Но книжная и журнальная графика, монументальные росписи были теми прикладными занятиями, в которых можно было, пытаясь приноровиться к требованиям заказчика, подспудно решать свои художественные задачи. Осень, зима и весна проходили в неустанных поисках заработка. В некоторых работах – книжных иллюстрациях и эскизах росписей – Вера принимала участие. Не всегда ее фамилия стоит на них рядом с фамилией мужа. Петр был кормильцем не только для жены и сына Мая, но и для родителей жены, для двоих детей от первого брака, для живших в Киеве матери и больной сестры. Иногда счет деньгам велся на копейки. Петр Васильевич брался и за ретушь, и за перерисовки с фотографий. «Зиму мы проживали наиэкономнейшим образом. Заработки наши были скудны и мы держались на средства, полученные осенью», - вспоминал Петр Васильевич. Все же наступало лето, и лето было для рисунка и живописи.

   Первые годы Петр и Вера с маленьким сыном Маем ехали на Волгу, в Хвалынск – чтобы встретиться там с приезжавшими из в Астрахани родителями Хлебниковыми. Позже – в Солотчу, в Судак, на Кавказ.Ехали в компании друзей-художников, учеников. В конце лета устраивался просмотр и обсуждение сделанного. Если Петр Васильевич считал свои работы неудачными – уничтожал.

   Среди пейзажей, написанных и нарисованных Митуричем и Хлебниковой в эти годы, не найти зимних, заснеженных. Разве что – вид из окна комнаты на Мясницкой. В работах Веры зима – это портреты мужа и сына, автопортрет в шубе, висящая на вешалке одежда, натюрморты из оставленной на столе посуды. «Летние» работы художников известны, а многие из представленных в «зимней» части выставки проектов, эскизов росписей, чертежей изобретений не выставлялись ранее.


   Вера приехала в Москву в 1924 году.
В 1925-м родился Май, это лето провели в Москве.
С 1926 по 1929 год летом жили в Хвалынске.
В 1930 году, лишившись преподавательской работы, Петр Васильевич остается в Москве, а Вера с Маем едут в Киев, к матери Петра Васильевича.

   В 1931 году в Москву переезжают родители Веры. Следующая летняя поездка состоялась только после смерти стариков Хлебниковых.
1936-й год – Солотча.
1937-й – Судак.
1938-й – Джубга.
1939-й – снова Судак. «Нам так мало надо: свобода, небо, море, тепло и скромная сытость. И это все было. Мало того, у нас был еще сынок, тут где-то близко в долине, и много еще летних дней впереди… как было хорошо. «О, если бы вечно так было», хотя бы не для нас лично, для художников будущего», - писал Петр Васильевич об этом лете.
1940-й – Спас-Загорье.
Всего таких летних поездок получается десять, а зим прожитых – семнадцать.

   До лета 1941-го года Вера не дожила.
После войны жизнь двух художников – Петра Митурича и вернувшегося с фронта Мая пошла уже другим чередом.

В. Хлебникова

 

  Devil for Soviet Russia

 
Symbol