«Все в сад!»

«Все в сад!»


12 сентября – 14 декабря 2014 выставка экспонируется в залах Тверской областной картинной галереи по адресу: г.Тверь, ул. Дмитрия Донского, 37, корп. 1. Подробности - на www.gallery.tver.ru

Кликните для увеличения

   «От заката до рассвета», «Сладкая жизнь»… Кинематографические цитаты не раз вдохновляли кураторов галереи «Ковчег» и служили заглавиями арт-проектов, осуществляемых в содружестве с государственными музеями, частными галереями, коллекционерами и современными авторами. Вот и теперь: при перелистывании каталога недавней выставки «Детский сад – первый опыт коллективизации» (2012), подготовленной московской NB Gallery и посвященной детским садам и яслям советского периода, в кураторской памяти всплыла, по странной аналогии, реплика персонажа Александра Ширвиндта из телевизионной экранизации книги Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки»: «Все в сад!»

   Осуществленный в 2006 году ковчеговский проект «Аллеи культуры, лужайки отдыха» был посвящен тому, каким образом приватное пространство российской частной усадьбы и прилегающего к ней парка, провинциального помещичьего дома и сада в ХХ веке неизбежно становилось санаторием для летчиков или «криворожских горняков», оказывалось садово-парковым госучреждением культурно-досугового назначения. Теперь же кураторов заинтересовала не недвижимость, но сам феномен «формирования нового человека» - «школа коммунизма», если так можно выразиться, для начинающих. Словосочетание «детский сад» у тех, к кому была применена эта мера массовой социализации, может вызывать в памяти самые разные образы и эмоции весьма большого диапазона. Даже значение этих двух слов довольно сильно изменялось за все время существования феномена. Современный словарь синонимов предлагает, например, парадоксальные варианты замены канонического «детский сад» на «непонимание» и «наивность». Это там, где, как известно, штаны на лямках. Авторам нынешней выставки неизбежно пришлось изучить историю вопроса. Тут нет полной ясности: по одним сведениям, самый первый детский сад был открыт в 1802 году в Шотландии, по другим – в конце 1830-х в Германии. Название «детский сад» возникло в виду аналогии ребенка с нежным растением, рост которого зависит от уменья и забот садовника. К слову, германский педагог Фребель сразу же обратил внимание и на образование воспитательниц детских садов, так называемых «детских садовниц». Затея просуществовала в неизменном виде всего одиннадцать лет: прусское правительство признало детские сады учреждениями антирелигиозными. «В России детские сады насчитываются единицами и притом предназначаются главным образом для детей более зажиточных классов. Только в самое последнее время спб. Фребелевское общество начинает приступать к устройству народных даровых детских садов, - сообщал на рубеже ХХ века Энциклопедический словарь Ф. Брокгауза и И. Ефрона. – В 1893 открыт в СПб. первый народный детский сад для детей беднейшего класса».

   Тональность словарных определений изменилась во второй половине ХХ столетия. «С первых дней существования Советского государства началась организация детских садов как массовых учреждений, - информировала Большая советская энциклопедия. – В Программе КПСС поставлена задача дальнейшего расширения сети дошкольных учреждений с тем, чтобы удовлетворить потребности трудящихся в общественном воспитании детей <…> В режиме детских садов много времени отводится разнообразным играм, в том числе дидактическим — на развитие речи, слуха, счета, на распознавание цвета, формы и т.д. Торжественными и веселыми музыкально-художественными утренниками отмечаются революционные праздники и памятные даты».

   В общем, детский сад как плацдарм возникновения «коллективного сознательного», как место, где неизбежно случаются первые прививки не только вакцин от кори и коклюша, но и общественной идеологии, не мог не заинтересовать авторов многолетнего выставочного цикла «Обиняки», посвященного немагистральным, но неизбежно присутствующим в отечественном искусстве ХХ – начала XXI столетий сюжетам и темам. И уж конечно – объединенные в «группы общеразвивающей направленности» или отдельные маленькие индивиды – дети оказывались объектами изображения российских художников самых разных поколений и творческих школ.

   
 
Symbol