«Неясно»

«Неясно»

Кликните для увеличения

 

Ростислав Барто, Виталий Беспятый, Павел Боркунов, Евгения Буравлева, Эммануил Визин, Иван Горшков, Виктор Дувидов, Ирина Затуловская, Гурий Захаров, Константин Истомин, Валерий Кожин, Андрей Красулин, Надежда Крестинина, Мария Кулагина, Леонид Курзенков, Александр Лабас, Дмитрий Лион, Александр Максимов, Наталья Нестерова, Павел Никонов, Виктория Никонова, Юрий Норштейн, Николай Онищенко, Наталья Онуфриева-Пшенецкая, Валерий Орлов, Павел Отдельнов, Егор Плотников, Лев Повзнер, Александр Погоржельский, Михаил Рудаков, Андрей/Дюдя Сарабьянов, Сергей Сафонов, Валерий Сахатов, Алексей Соколов, Валерий Тарасенко, Елена Утенкова, Карл Фридман, Василий Чекрыгин, Борис Чернышев, Татьяна Чурсина, Павел Шевелев, Татьяна Шевченко, Борис Шейнес, Георгий Щетинин, Ирина Юдина, Франческа Ярбусова

При участии
Мультимедиа Арт Музея, Москва;
Фонда Юрия Норштейна;
Галереи 21

   Привычные всем выражения «ясно» и «неясно» не только обозначают оценку той или иной жизненной ситуации, но и подразумевают диалектическую неустойчивость восприятия действительности. Вот только что положение дел характеризовалось как «совершенно неясное» – и вдруг находится объяснение происходящему, после чего все выглядит «предельно ясным». Или наоборот: вроде бы ситуация со всех сторон ясна и понятна, но случается нечто – и в ней уже «ничего не ясно»… В природе подобная диалектика воплощена еще нагляднее: день сменяется ночью, туман сгущается и рассеивается, после стены дождя небо неизбежно светлеет. Иначе говоря, лексическая пара «ясно / неясно» представляется, с одной стороны, дихотомией, то есть делением условного целого на две взаимоисключающие части, а с другой стороны – это в чистом виде «единство и борьба противоположностей», и даже взаимное их перетекание из одной в другую.

   Название нынешнего художественного проекта заставляет предположить, что он складывается из таких изображений, где присутствует заведомая «неясность» – сплошная или выборочная, вопиющая или малозаметная. В некотором смысле так оно и есть, однако кураторы старались не забывать о пресловутой диалектике, выбирая произведения с «ясными» авторскими задачами и вполне внятными, если разобраться, результатами. Неопределенность или запутанность иконографии, туманность или двойственность образов должны были компенсироваться «разгадками» и «толкованиями», заложенными туда художником еще на стадии замысла. Или же в процесс когда-то вмешалась случайность, или же законченное произведение позднее подверглось переработке либо частичному разрушению – но и это было автором замечено, учтено, зафиксировано.

   В качестве аналогии можно бы вспомнить о детской книжке с загадками, ответы на которые приведены здесь же, рядом, но в перевернутом виде. Правда, в случае с экспонатами выставки «Неясно» невозможно говорить об однозначности вопросов-ответов. Вернее будет руководствоваться таким представлением: при создании этих работ ни в одной из них не было места авторскому произволу, намерению мистифицировать зрителя или желанию «поиграть в непонятное». В любом случае, то, что здесь «неясно» на первый взгляд, может стать «ясным» со второго и третьего – или все-таки даже с первого, но после небольшой интеллектуальной работы. Для ее облегчения кураторы разбили экспозицию на следующие разделы:
   Туманно
   Сумеречно
   Скрыто
   Зашифровано
   Утрачено
   Неокончено

 

 

   

 

 
Symbol