«Александр Максимов. Рисование в Бескудниково»

«Александр Максимов.
Рисование в Бескудниково»

Кликните для увеличения

 


   Не все московские районы оставили одинаковый след в отечественной культуре. Разумеется, по числу упоминаний лидирует Арбат – многократно воспетый в стихах и описанный в прозе, сотни раз запечатленный в рисунках и фотографиях. Но даже и отдаленное от центра города Лианозово, с его нонконформистскими бараками, прочно прописалось в новейшей истории – сначала «другого», а по нынешним меркам, и вовсе искусства. Расположенному по соседству, тоже на севере города, району Бескудниково повезло с «прославлением в веках» заметно меньше – даром, что и полноправной территорией столицы бывшая подмосковная деревня и сопредельный поселок оказались назначены только в середине августа 1960 года. Исторически главная градообразующая достопримечательность здесь – построенная на рубеже ХХ века Савеловская железная дорога, некогда проложенная в двух верстах от деревни. К 1930-м рабочий поселок по соседству с железнодорожной станцией Бескудниково насчитывал восемь тысяч жителей, к концу 1950-х, началу знаменитой хрущевской «оттепели», число обитателей этих мест удвоилось. Приращение городских территорий не могло обойтись без бурного строительства знаковых для своего времени «горизонтальных небоскребов» (определение писателя Эдуарда Успенского) – незамысловатых многоподъездных параллелепипедов, мелко нарубленных внутри на квартиры, так называемых «хрущевок». В одной из таких квартир, где вход в две смежные комнатки был устроен через кухню, на улице Дубнинской – дом этот сейчас, разумеется, снесен – прожил всю свою творческую жизнь, с женой Верой,художник Александр Денисович Максимов. Склонный к бытописанию, успешно осваивавший изобретенный им со товарищи жанр аранжировки русского лубка, Максимов оставил графические и живописные хроники жизни в Бескудниково времен 1960-х – начала 1990-х годов. Спальный и одновременно индустриальный район, вроде бы лишенный особых достопримечательностей, благодаря Максимову оказался-таки в поле внимания ценителей искусства. Мало того. Базируясь в Бескудниково, Максимов совершал «набеги» то в Экспериментальную литографскую мастерскую на Верхней Масловке, где, вскоре по завершении учебы в Суриковском институте, он успешно осваивал технику литографии. То в собственную мастерскую – в столь же отдаленном от центра города районе Новогиреево. Такие поездки «из пункта Б в пункт N», длившиеся иногда по два часа в один конец, нередко сами становились предметом изображения. Автобус №206, не раз служивший Александру Максимову передвижной мастерской, колесит по Бескудниково и сегодня…

   
 
Symbol