Валерий Сахатов. Живопись

Валерий Сахатов. Живопись

Кликните для увеличения

 


   Художник Валерий Сахатов никогда не руководствовался долгосрочными программами, предполагающими исчерпывание определенной идеи на протяжении ряда лет, после чего можно ставить перед собой новые ориентиры. Его персональная эволюция – процесс субъективный, почти интимный. Не маркированный декларативными опусами, которые знаменовали бы переход от одного этапа к другому. Но это не означает топтания на месте или движения по кругу. Сахатов работает с материями и категориями, не позволяющими обходиться с собой произвольно, по прихоти. Его метод подразумевает тонкий сплав рефлексии с технологией, и здесь нельзя поменять рецептуру наобум, как вздумается, – последствия сразу печальным образом скажутся на смысле и качестве изображения. Возможен лишь путь «постепенной внутренней реформы», когда новые приемы и формулы естественно рождаются из привычной для автора практики.

   Когда-то, в начале 1980-х, приблизительно по такой схеме у Валерия Сахатова произошел дрейф от фигуративности, пусть даже отнюдь не натуралистической (художник начинал с вольных, метафорических портретов), в сторону беспредметности. Переход не был продиктован соображениями идеологии или конъюнктуры. Едва ли не сами собой, по интуитивному сценарию, исчезли привязки к узнаваемой, повседневной реальности, и первостепенное значение приобрели композиционные структуры, колориты, фактуры. Пожалуй, ту метаморфозу нельзя было назвать отказом от предметного мира – скорее, автор абстрагировался от некоторых свойств этого мира в пользу других, для него лично более важных. Жизнь красок на холсте, устроенная по правилам утонченной декоративности, отнюдь не лишена глубинного реалистического содержания, пусть даже оно не облекается в литературный сюжет и не наделяется чертами явного сходства с натурой. Сахатовские абстракции никогда не были плодом отвлеченной фантазии или схоластических умопостроений; в них ощутима органическая природа, сближающая эти изображения с явлениями действительности – не за счет иллюзорного подобия, а на уровне визуальных контрапунктов.

   Внутри этой концепции имелась своя логика развития, и автор следовал ей долгое время, однако настал этап, когда потребовались изменения уже не тактического, а стратегического порядка: из агломерации цветовых пятен и фактур, умело организованных, но не содержавших прямых указаний на натурные источники, стали возникать силуэты людей. Образы живописной серии «Портрет без сходства», которая длится у автора больше пяти лет, подразумевают вполне настоящих, живых людей, чьи индивидуальные черты «недопроявлены» в привычном обиходном смысле, но о чьем облике хочется думать, а об их внутренних качествах хотя бы догадываться. Здесь происходит что-то вроде расшифровки, пусть даже постепенной и неполной, той самой «жизни красок на холсте», которая свойственна абстрактным работам Валерия Сахатова. Образно говоря, сахатовские персонажи проявляются на портретах как носители имманентных свойств его живописи; они не столько действующие лица, сколько исполнители художественных импровизаций, впрямую связанных с подсознанием автора.

   А вот в цикле «Палитры» исходные пластические сюжеты возникали вообще без всякого участия автора и вне какой-либо связи с его индивидуальным проектом. Вернее, первое время затея была все-таки авторской от начала до конца: Сахатов пользовался собственными палитрами для того, чтобы превращать их из «средства производства» в финальный продукт того самого производства. Однако художник двинулся дальше и стал преображать уже чужие палитры, подаренные друзьями-коллегами специально для такого случая. Другие системы выкладки колоритов, другое распределение цветовых диффузий по поверхности – это уже следовало воспринимать как вызов собственным творческим установкам. Впрочем, художник сделал ставку не на преодоление «чуждых влияний», а на постепенное введение их в нужное ему русло.

   
 
Symbol