«Валерий Бабин. Хранение воспоминаний»

«Валерий Бабин.
Хранение воспоминаний»

Кликните для увеличения

 

К 70-летию художника

   Валерий Бабин – из числа авторов, чье творчество особым образом связано с историей галереи «Ковчег»; достаточно хотя бы вспомнить, что два десятилетия назад, вот так же в октябре, в стенах «Ковчега» открывалась «Осенняя выставка Валерия Бабина», приуроченная к его полувековому юбилею. И до нее, и потом, в стенах галереи и на дружественных «Ковчегу» площадках, было немало других выставочных проектов с участием Валерия Бабина.

   Сейчас снова осень, и Бабин отмечает очередную свою круглую дату. Впрочем, сменившая пятерку семерка – не главный повод для еще одного персонального ретроспективного показа; он бы и смысла особого не имел, если бы в течение минувших двадцати лет художник не менялся в своем творчестве, не искал и не находил что-то новое – пусть даже круг его тем и сюжетов вполне стабилен. Стараниями самого автора нынешнюю выставку сопровождает издание, помимо иллюстративного ряда включившее многочисленные публикации о нем.

   Ниже мы приводим один из первых текстов о творчестве Валерия Бабина, написанных кураторами «Ковчега». Он был опубликован в далеком 1994 году и дал название нынешней экспозиции.

С. Сафонов, Д. Смолев
   Хранение воспоминаний
   Герои одной из новелл Кортасара по-разному подходят к хранению воспоминаний: некоторые бальзамируют их и прислоняют с этикеткой к стене в гостиной. Другие — позволяют воспоминаниям носиться с криками по всему дому. У художника Валерия Бабина — свой способ.

   …Медленно едущая повозка, перевернутые лодки у края водной глади. Человеческие фигуры, спящие в этих лодках, или едва заметные в пейзаже — пожилые женщины, собирающие хворост, ведущие коз, остановившиеся в раздумье. Первый снег. Железнодорожный полустанок с одиноким, словно обездоленным пассажиром… «А прошлое кажется сном»,— поется в популярном романсе. Можно и наоборот — уже не спеть, а просто сказать: сон кажется прошлым. Виденное во сне зачастую воспринимается нами как виденное в реальности, а кое-что — особенно задевающее за душу, даже как частица нашего жизненного опыта. Потому что сон — это правда. Безусловная правда одной трети всего срока, отпущенного нам на земле. В том числе и правда художественная. Давно замечено, что законы обобщения и выразительности, действующие в искусстве, сходны с законами сна. Ведь сон, как и искусство, потрясает нас вовсе не причудливостью своей и не фантастичностью самой по себе, а тем, как изменяются вдруг понятия важного и неважного, полезного и бесполезного по сравнению с повседневностью. Случайное оказывается монументальным; фрагмент по значению превосходит целое; незначительная вроде бы деталь становится рычагом в механизме восприятия. Получившееся в итоге никак нельзя называть фантазией, бредом или игрой.

   Это сон. Или это искусство — если это искусство. Повозка у Валерия Бабина одновременно и движется, и стоит. Снег то ли падает с потемневшего неба, то ли это небо собой украшает. Энергично идущих людей от следующего шага отделяет, кажется, бесконечность. Но именно благодаря такому соединению взаимоисключающих свойств предметы и персонажи у художника приобретают еще одно, не такое уж частое в искусстве свойство. Все они: повозка, снег, старушка, коза, дерево, небо — все может, по законам сна соединяются с всплывающими в памяти художника воспоминаниями о суровой природе Урала.

   Как уже сказано, свои воспоминания можно хранить по-разному. Лучше всего это удается в том случае, когда они перестают быть только своими и только воспоминаниями. Например, когда они, как у Валерия Бабина, становятся цветом, линией — то есть тем, что впитываешь сразу, еще до того, как успеваешь подумать, для чего это может пригодиться. Когда они снова становятся реальностью. они существуют. «Лишь художник способен превратить память в энергию творчества,— писала о своем земляке газета «Вечерний Свердловск». Валерий родился на Урале, в небольшом городке Берёзовском. В том самом старинном Берёзовском заводе, что так часто поминается в сказах Бажова.

   Сегодня Валерий Бабин — москвич. Но в его «столичных» холстах из цикла «Пустынножители» персонажи книги Иоанна Мосха «Луг духовный», повествующей о жизни христиан первых веков, быть может, по законам сна соединяются с всплывающими в памяти художника воспоминаниями о суровой природе Урала. Как уже сказано, свои воспоминания можно хранить по-разному. Лучше всего это удается в том случае, когда они перестают быть только своими и только воспоминаниями. Например, когда они, как у Валерия Бабина, становятся цветом, линией — то есть тем, что впитываешь сразу, еще до того, как успеваешь подумать, для чего это может пригодиться. Когда они снова становятся реальностью.

   Работы В. Бабина хранятся в:
Государственном Русском музее (Санкт-Петербург),
Государственной Третьяковской галерее (Москва),
Екатеринбургском Художественном музее (Екатеринбург),
Екатеринбургском краеведческом музее (Екатеринбург),
Уральском музее камня (Екатеринбург),
Новокузнецком Художественном музее (Новокузнецк),
Химкинской картинной галерее (Химки),
Вологодской областной картинной галерее (Вологда),
Ярославском Художественном музее (Ярославль),
Государственном историко-художественном и литературном музее-заповеднике «Абрамцево»,
Самарском Государственном музее изобразительных искусств,
Башкирском музее изобразительных искусств им. М. Нестерова (Уфа) и других музеях;
Галерее «Ковчег» (Москва),
коллекции журнала «Наше Наследие»
и в других частных коллекциях России и за рубежом.

   
 
Symbol