Выставка-диптих «Александр Максимов. Жизнь Веры / Цветы»

Выставка-диптих
«Александр Максимов.
Жизнь Веры / Цветы»

Кликните для увеличения

 

Выставочные залы Государственного музея А. С. Пушкина
Галерея «Ковчег»

   Часть I. Александр Максимов. Жизнь Веры

   Вера Ивановна Джигирь осталась в истории московской художественной жизни 1960 – 1980-х годов не только как пропагандист и собиратель печатной графики, но также как модель и спутница жизни художника Александра Денисовича Максимова (1930 – 1992). Одного из бытописателей того времени, создателя и безусловного лидера в освоении нового художественного жанра – аранжировки традиционной лубочной картинки. Выставка «Аранжировка русского лубка» открылась в Государственном Русском музее в 1977-м; в 1984-м под тем же названием – в стенах ЦДХ… Особо нужно отметить, что термин «аранжировка» предполагает не только перевод произведения – не обязательно музыкального, но и изобразительного – в изначально ему не свойственный, новый материал. У Максимова и его единомышленников по работе в Экспериментальной литографской мастерской на Верхней Масловке это было обращение к технике литографии взамен традиционного гравирования лубка на металле. Другая, не менее важная, особенность жанра художественной аранжировки – не исторические цитирование или стилизация, но в первую очередь освоение сюжетов и тем из повседневности за окном мастерской художника.

   Большая выставка Александра Максимова, подготовленная «Ковчегом» и сотрудниками Третьяковки, показанная в стенах ГТГ на Крымском валу в 2005 году, называлась «Зигзаги». Что вполне соответствовало особенностям темперамента и творческого пути автора. Выпускник Суриковского института на рубеже «оттепели», ученик Михаила Черемных и блестящий рисовальщик, Максимов страстно увлекался всем новым, что привносили в московскую жизнь все еще малочисленные зарубежные выставки или проникавшие в страну издания по современному западному изобразительному искусству. Двигаясь по пути выработки собственного художественного языка, Максимов стремился соединить новые пластические тенденции с прозой жизни послевоенных советских десятилетий. Его сюжетами – не только изображаемыми, но и словесно прокомментированными автором непосредственно в ткани изображения или на его полях – могли оказаться час пик на площади Ногина, драка у кинотеатра в Новогиреево, очередь в продуктовом магазине в Бескудниково…

   Вера Джигирь в творческом наследии Максимова предстает одним из постоянных персонажей. Самый ранний экспонат нынешней выставки датируется 1964 годом. «Вера моет пол на Бескудниковском бульваре» (1971), «Вера меняет лампу» (1973), «Работа над коллекцией» (1975), «Вера чинит лифчик» (1979), «Вера Джигирь на тамбовской даче» (1980), «Портрет Веры» (1989), «Вера варит горох на печке» (1990)… Заведомая прозаичность сюжетов не мешает «гамбургскому счету» Александра Максимова в решении профессиональных задач, из бытописательских мелочей складывается эпическая картина московской жизни 1960 – 1980-х годов. Его Вера всегда узнаваема – вне зависимости от очередных формальных экспериментов и пластических увлечений автора.

Выставочные залы Государственного музея А. С. Пушкина:
ул. Арбат, 55/32, вход со стороны Денежного переулка.
Телефон: +7 (499) 241 78 99.
Выставка открыта ежедневно, кроме понедельника и последней пятницы месяца с 10.00 до18.00 (касса и вход до 17.30), по четвергам – с 12.00 до 21.00.

   Часть II. Александр Максимов. Цветы

   Перебирая многочисленные рисунки и литографии Александра Максимова в хронологическом порядке (около трех лет Вера Джигирь потратила на уточнение их датировок и названий после ухода художника из жизни), несложно мысленно выстроить и хронологию его пластических увлечений, каждого из которых хватило бы для утверждения заведомо узнаваемого авторского почерка. Однако Максимов всегда был чрезвычайно искренен в собственных поисках, а потому не ставил задачи работы над «образом художника», преподносимым им в публичном пространстве. В ранних, фигуративных листах он уже размашисто мастеровит. Но вот его персонажи превращаются почти в знак, пространство становится условным, текст проникает в изображения, а на каких-то этапах почти полностью его заменяет – и при этом не факт, что в любой следующей работе художник не вернется на какой-то предшествующий этап своего искусства.

   Один из сквозных мотивов, проходящий через десятилетия творчества Максимова, уже с 1970-х годов – цветы. Речь не о растениях в их изначальном, ботаническом смысле, но об элементах декоративных росписей, ведущих родословную из Полховского Майдана и Городца. Углубленно изучая традиционный лубок, анализируя закономерности народного искусства, Максимов сталкивался с растительным декором в своих поездках. Возможно, дело еще и в том, что именно на «оттепельные» 1960-е, время становления художника Александра Максимова, пришлось возрождение этих нижегородских промыслов, пришедших в упадок к началу ХХ века. Орнаменты, хрестоматийно привычные на донцах и гребнях прялок, деревянных игрушках и токарной домашней утвари, все эти «цветы с обводкой» и «пестрения» перекочевали в работы Максимова и зажили в них своей причудливой – чаще всего, совершенно самостоятельной – жизнью. «Вот один купил новое пальто…», - рассказывает пассажирка пригородной электрички попутчице случай из жизни. И не видит, как расписные цветы вторглись в композицию. Вера и Юра увлеченно смотрят телевизор – но вот уже причудливые цветы вьются в сумраке комнаты над их головами. А Саша и Наташа собрались улетать в Якутию – но и за их спинами изгибаются диковинные растения…

Галерея «Ковчег»:
Трубниковский переулок, 22, строение 2.
Телефон: +7 (499) 391 65 75.
Выставка открыта со среды до пятницы с 15.00 до 20.00, в субботу с 12.00 до 18.00.

   
 
Symbol